Известно вам иль нет, чем манит нас буфет?!

11.07.2019 — Мария Гудыма, «Порто-Франко»

Веселые куплеты актера Шмаги с его сакраментальным "Мы артисты, наше место в буфете" звучат как раз на экваторе мюзикла "Без вины виноватые", который стал последней премьерой 72-го сезона в Театре музыкальной комедии.

Этот мюзикл сочинен композитором Александром Кулыгиным на сюжет знаменитой пьесы Александра Островского (стихи и либретто Георгия Котова).

Качество текста, понятное дело, на высоте, да и стихи на вокальные номера написаны в соответствующем стиле и со вкусом. Но главное - уровень проблематики. Незаслуженно забытый одесской Русской драмой (почему-то не жалуют его там), Островский на самом деле вечно актуален, интересен, и даже жаль, что мюзиклов на его сюжеты так мало. Кроме "Без вины виноватых" на слуху разве что "Доходное место" на музыку Геннадия Гладкова, и было бы замечательно со временем и его поставить в Одессе. Так убедительно обнажить все язвы коррупции мог только Островский. Фактор времени не имеет значения.

Коррупция в "Без вины виноватых" не муссируется, эта история о вечном (хотя кто сказал, что коррупция не вечна?!), тут обманутая любовь, попранное доверие. Правда, проблем у героев не случилось бы, кабы не власть денег. Режиссер-постановщик, заслуженный деятель искусств России Владимир Подгородинский, предупреждал перед премьерой, что в спектакле будет сохранен язык Островского, достаточно сложный, дирижер и аранжировщик Юрий Литовко - что в основе музыки положены романсовые мелодии, соединенные с интеллектуальным музыкальным языком, кое-где напоминающим Прокофьева и Шнитке.

"Без вины виноватые" - самая "театральная" пьеса Островского, это гимн искусству и его служителям, будь то премьерша Кручинина или комик-забулдыга Шмага. Народный артист Украины Николай Завгородний в роли Шмаги затмевает всех, когда ему приходит черед выйти на сцену! Злой гений и добрый друг Григория Незнамова (о нем мы еще подробно расскажем ниже), пьяница и шалопай, Шмага безусловно талантлив, просто сам себе враг, такое бывает. С каким артистизмом, поворачиваясь к залу и словно оглядывая себя со стороны, он требует, чтобы Кручинина оплатила счет в буфете: "Впрочем, иначе и быть не может; вам и следует заплатить. Мы не виноваты, что вы не могли нас принять. Не в передней же нам ждать. Мы артисты, наше место в буфете". И зал гремит аплодисментами!

Шмага первого действия в обносках и Шмага второго действии в белом цилиндре - это один и тот же человек, артист, максимально вживающийся в любой образ. Пусть на деньги добросердечной Кручининой куплен весь этот шик-блеск, но какое перевоплощение, не изгой, а чистый князь! Художник по костюмам Елена Лесникова безошибочно подобрала для первого образа нахальный вязаный шарф какого-то рыжего цвета, пальто с почти оторванным рукавом, под которым рубашка не рубашка: манжеты и жилетка да воротничок. А второй вариант - шелковый белый шарф, фрак, штиблеты, все сияет!

Первая из ряда "без вины виноватых" - Елена Кручинина (настоящее имя - Любовь Отрадина, Островский любил давать персонажам "говорящие" фамилии). В исполнении народной артистки Натальи Завгородней это живая, мягкая, трогательная женщина, от которой репертуар и публика требуют играть цариц в трагедиях с трескучими монологами, звериными шкурами, танцами гладиаторов, да Бог знает чем еще. В молодости она, наивная девушка, родила внебрачного ребенка, которого воспитывает нянька Галчиха, ждала предложения руки и сердца от его отца, но в городке были невесты с приданым, не ей чета... С Отрадиной мы знакомимся в начале пьесы Островского, а мюзикл оставляет ее в прошлом - перрон, премьерша Кручинина, поклонники с букетами... А ведь ее приезда ждет и сын Григорий, о котором ей когда-то солгали, будто он умер. Ждет не мать (ему солгали, будто мать его бросила), а знаменитую актрису, свою коллегу, ибо также подвизается на сцене. Он тоже ни в чем не виноват. Нет его вины.

Почему публика любит актрису Кручинину? "Тонкая французская игра", "Много чувства и огня", - но вспомните, как стремительно меняются представления об исполнительском мастерстве, далеко не все звезды прошлых лет имели бы успех сейчас. Кручининой-женщине присущи доброта и скромность, а в сцене, где возникает "театр в театре", видим страдающую царицу, на которую (о, ужас!) повел войска собственный сын... Немного смешной пафос старинной трагедии, пляска-поединок гладиатора с пантерой для развлечения царицы, придворные в шлемах и тогах - это лишь отдаленно напоминает жизненные обстоятельства, согласно которым уже на саму Кручинину ополчится ее потерянный сын Гриша.

Григорий Незнамов - отличная новая роль баритона Сергея Федоренко. Кручининой говорит об этом герое меценат Нил Стратоныч Дудукин: "Ни отца, ни матери он не помнит и не знает, рос и воспитывался он где-то далеко, чуть не на границах Сибири, в доме каких-то бездетных, но достаточных супругов из мира чиновников, которых долгое время считал за родителей... Так он прожил лет до пятнадцати, потом начались страдания, о которых он без ужаса вспомнить не может. Чиновник умер, а вдова его вышла замуж за отставного землемера, пошло бесконечное пьянство, ссоры и драки, в которых прежде всего доставалось ему... Наконец, в одно прекрасное утро его из дому совсем выгнали; тогда он пристал к какой-то бродячей труппе и переехал с ней в другой город. Оттуда его, за неимение законного вида, отправили по этапу на место жительства. Документы его оказались затерянными; волочили, волочили его, наконец выдали какую-то копию с явочного прошения, с которой он и стал переезжать с антрепренерами из города в город, под вечным страхом, что каждую минуту полиция может препроводить его на родину".

В Незнамове, каким его представил Федоренко, есть и нерв, и бесшабашность, и отчаянная обида на жизнь, главным образом - на мать, бросившую (как ему сказали) его на чужих людей. Нил Стратоныч в трактире куражится: "Со мной за честь считают пить актеры! Пей, говорят, рожденный под забором!". И начинается жестокая потасовка! От романсовых интонаций ("Бродяга я, не помнящий родства") Незнамов переходит к пьяному переплясу заодно со Шмагой ("Известно вам иль нет, чем манит нас буфет?"), и тут же потрясение от доброты женщины, от которой впервые увидел материнскую ласку, и возмущение: говорят, она бросает своих детей (люди любят такое говорить, даже если женщина и не рожала-то никогда, мы знаем!)... Пройтись по сцене колесом - не проблема для Незнамова, но это уже, образно говоря, вишенка на торте, главное, есть тут что поиграть, и актеру это по силам.

Драматург давал такой ключ к прочтению этого образа: "Незнамова очень трудно играть: в нем есть и дурное, и хорошее, и все это должно проявляться и в жестах, и в тоне; дурное в нем: неблаговоспитанность, дерзкий тон и манеры, приобретенные в провинциальной труппе; хорошее: сознание оскорбленного человеческого достоинства, которое выражается у него, хотя и сильно, но более с искреннею горечью, чем с негодующим протестом, от чего его тирады выходят трогательнее". Именно так и подошел к этой роли Сергей Федоренко, за которым неимоверно интересно наблюдать.

Не виноваты мать и сын! А вот и виновник, воплощенная благовоспитанность и политес, господин Муров (Сергей Богаченко). Он теперь вдовец, так не угодно ли?.. Нет? Ну что ж... В финале мать с сыном обнимутся, узнав всю правду - так, может, и ему присоединиться? Нет, не угодно? Молча отвернется и покинет несостоявшуюся семью, от которой когда-то избавлялся, не жалея выдумки и денег. У него совести нет, пустой он человек, зато лгавшая матери из-за денег Галчиха (народная артистка Виктория Фролова) помешалась от сознания своего греха, судьба лишила ее всего, и даже рассудка. Жуткое ощущение вызывает семенящая по поворотному кругу, словно против ветра, фигурка старушки, напевающей зловещую колыбельную несуществующему уже младенцу: "Баю-баю-баиньки, спи, мой цветик аленький...". Она виновата. Но не так, как тот, кто ей платил и не думал все эти годы о брошенной женщине и отосланном сыне.

Ни в чем невозможно обвинить обольстительную примадонну Коринкину (заслуженная артистка Аурика Ахметова), которая блистала на здешней сцене, пока не принесло сюда недобрым ветром Кручинину! Любая актриса желает, чтобы восхищались ею! И Коринкина интригует, но так изящно, как по нотам... Используя каждый изгиб своего роскошного тела и пятьдесят оттенков улыбки, она подчиняет себе своих любовников, Дудукина (Сергей Мильков) и молодого актера Миловзорова (Александр Владыченко), а они уж помогут ей посмеяться над соперницей ("Не зря в народе говорят про женский ум!" - восхищается Нил Стратоныч, не замечая, что становится орудием мести в прелестных ручках)...

И все эти сюжетные линии убедительно развиваются на великолепном фоне декораций Станислава Зайцева с гербами, позолотой, драпировками, уютной мебелью гостиных и гримерок, кичливого трона театральной постановки.

Все авторы спектакля "виноваты" в его успехе и, будем надеяться, долгой сценической жизни. Закончится отпуск у труппы, начнется 73-й сезон, и мюзикл "Без вины виноватые" снова предстанет перед зрителями. Воспользуйтесь счастливой возможностью увидеть и услышать замечательный спектакль. Если место артистов "в буфете", то зрителей - однозначно в зале!

На фото О. Владимирского:

Шмага — Николай Завгородний;

Кручинина — Наталья Завгородняя.


04.04.2019 — Наталья Бржестовская, «Слово»

Как удержать мужа

22.12.2016 — Журнал «Український театр», № 4, 2016

Отпусти народ мой!

14.11.2016 — Леонид Кучеренко

Бал в честь королей

19.11.2015 — Леонид Кучеренко

Как важно быть немножко ведьмой!

26.12.2014 — Галина Марьина

«Царевна-лягушка» на новый лад

01.03.2013 — Вечерняя Одесса

65-летие театра