Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

25.06.2018 — Мария Гудыма, «Таймер»

«Истинно французская вещь».

Новый спектакль «Шутки Оффенбаха» навеял театралам со стажем приятные воспоминания. На протяжении нескольких лет в Одесском академическом театре музыкальной комедии имени Михаила Водяного ставили эти две оперетты Жака Оффенбаха («Муж за дверью» и «Званый вечер с итальянцами»), но именно сейчас достигнут эталонный результат. Под занавес своего 71-го сезона наша музкомедия осчастливила шестой премьерой, которую пока посетили немногие.

Спектакль камерный, половина зала закрыта перегородками — солистам комфортнее, публике легче всё услышать и разглядеть. Если честно, уже из шестнадцатого ряда как правило не видно ничего и никогда, а тут имеет значение самый крохотный жест исполнителя.

Маэстро Вадим Перевозников, хвала Господу, темпы не затягивает, спектакль протекает живо, в соответствии с оригиналом. Оффенбах сам скучать не умеет, и зрителю не даст, а тут конфетка из его мелодий упакована в достойную обёртку в стиле рококо. Композитора называли «посредником между Временем и Раем», а самым популярным его произведением стал «Адский канкан» из оперетты «Орфей в аду». Канкана не будет, как и самого балета, но солисты благодаря балетмейстеру Ольге Навроцкой каждый шаг по сцене делают с балетным изяществом.

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил
Дирижёр Вадим Перевозников

Режиссёр Владимир Подгородинский с художником по костюмам Еленой Лесниковой впал в прелесть во всех смыслах — на сцене осовремененное только в смысле укорачивания кринолинов рококо.

В первом действии — оперетта «Муж за дверью, или Ключ на мостовой» (написана в 1859 году). «Истинно французской вещью, полной добродушного и самобытного комизма» назвал эту оперетту Лев Толстой. Зная, как классик русской литературы строго относился к сценическому искусству вообще, оценим такую похвалу на вес золота.

В первом составе капризную невесту Сюзон исполняет Лилия Духновская, во втором (оба состава равным образом интересны и профессиональны) — Ирина Визиренко. Легкомысленная наперсница Розита (Наталья Ткачук и Ирина Гусак соответственно), прибежав к подружке во время бала, с восхищением перечисляет достоинства блестящих кавалеров и очаровывает случайно оказавшегося в комнате музыканта и поэта Флорестана (Александр Олтянов и Александр Кургускин). Но раз в комнате посторонний мужчина, как впустить жениха, то есть уже мужа, прокурора Мартена (Тимофей Криницкий и Сергей Федоренко)? Так ключ от спальни оказывается под окном, на мостовой…

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил
Сюзон (Лилия Духновская)

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил
Розита (Наталья Ткачук)

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил


Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

Флорестан (Александр Олтянов)

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил
Розита (Наталья Ткачук) и Мартен (Тимофей Криницкий)

Очарованный Розитой, Флорестан стремится к ней то из шкафа, то из окна, то из камина, то из–за двери, а Сюзон, стараясь скрыть его присутствие от подруги, а позже и от мужа, гоняет Флорестана, словно мотылька, залетевшего на свет свечи. В этом будуаре всё намекает на кокетство и флирт, алые стены украшены фигурками модниц в высоченных париках (художник–постановщик — Станислав Зайцев). 

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

Чуть скромнее оформлена гостиная дома господина Шуфлери, где зритель оказывается после антракта.

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил
Шуфлери (Станислав Ковалевский)

Опера–буфф «Званый вечер с итальянцами» (другое название — «Господин Шуфлери остаётся дома»), написанная в 1861 году, повествует о помолвке только что вернувшейся из пансиона девицы Эрнестины (дебютантка Екатерина Мысь и уже признанная звезда оперетты Наталья Ткачук) и композитора Бонифаса (Виктор Мельник и Александр Олтянов). Но богатый папенька, торговец мебелью Шуфлери (заслуженный артист Украины Станислав Ковалевский и Тимофей Криницкий) против! Творческий человек не пара его дочери. Однако чтобы не ударить лицом в грязь перед гостями, Шуфлери не может обойтись без помощи музыканта, и тут уж наступает звёздный час Бонифаса… Он сам наденет маску, замаскирует невесту и будущего тестя (вполне приятный баритон), и гости не поймут, что обещанные итальянские певцы не прибыли.

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил
Эрнестина (Екатерина Мысь)

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил
Эрнестина и Бонифас (Виктор Мельник) 

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

Маску напялит и слуга Поль (Александр Владыченко и Александр Кабаков), чей девиз: «Пей тут, на том свете не дадут». Поль передвигается по сцене на корточках, прикрывшись длинной мантией, и прислуживает под видом карлика «артистам итальянской оперной труппы» (вокальные партии сложны и одновременно чуточку пародийны, вполне легко поддержать эту иллюзию).

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил
Поль (Александр Владыченко)

Либретто первой оперетты написано Лораном Мораном и Альфредом Делякуром, второй — де Сан–Реми (псевдоним, под которым скрывался герцог Шарль де Морни), Эрнестом л’Эпином, Людовиком Галеви и Эктором Кремье. Театр использовал стихотворный перевод Михаила Гальперина и Бориса Тимофеева, яркий, образный и остроумный. Что до пикантности, то нравы Парижа 30-40 годов XIX века, а также эпохи Второй империи были куда разнузданнее, чем сюжеты оперетт о несостоявшейся измене или благополучно объявленной помолвке. Знатные куртизанки проживали в роскошно обставленных домах, получали за ночь «любви» тысячи франков и обставляли это с театральной пышностью — к примеру, Анна Дельон, соглашаясь провести ночь с искателем своего расположения, предварительно посылала к нему свой ночной туалет в любимых цветах клиента, как мы бы сейчас его назвали, а цена одеяния намекала на желаемую сумму вознаграждения.

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

Вероятно, представления на музыку Оффенбаха были для этих дам и кавалеров чем–то вроде детского утренника… А современный зритель, представьте, соскучился по такому изящному кокетству, округлённым для менуэта ручкам, весёлым попыткам спрятаться в шкафах и каминах от строгого мужнина взгляда. Надо полагать, в этот раз Оффенбах пошутил в нашей музкомедии наиболее удачно, и постановка будет радовать публику много сезонов.

Извините, что без канкана, или Как Оффенбах в Одесской музкомедии пошутил

Фото: Пётр Катин.


22.12.2016 — Журнал «Український театр», № 4, 2016

Отпусти народ мой!

14.11.2016 — Леонид Кучеренко

Бал в честь королей

19.11.2015 — Леонид Кучеренко

Как важно быть немножко ведьмой!

26.12.2014 — Галина Марьина

«Царевна-лягушка» на новый лад

01.03.2013 — Вечерняя Одесса

65-летие театра