Шоу одинокого дирижера: в Одесской музкомедии состоялась премьера «Алых парусов»

03.10.2018 — Инна Кац, ИА «Вікна-Одеса»

В Одесском академическом театре музыкальной комедии им. М. Водяного состоялась премьера мюзикла «Алые паруса», передает корреспондент информационного агентства «Вікна-Одеса». 

Автор либретто – Александр Вратарев, музыка – Виктории Васалатий и Юрия Кондратюка. Режиссер-постановщик – победитель прошлогодней лаборатории постановок молодых режиссеров «Opendoors» Максим Булгаков. 

Художник-постановщик спектакля – главный художник театра Станислав Зайцев решил сценографию в духе модного нынче минимализма. На переднем плане по углам сцены установлены кнехты, на заднем – деревянный помост, изображающий пирс. 

Еще один помост – поменьше и с лесенкой – передвижной. По мере необходимости он играет роль то причала, на котором ждет своего принца Ассоль, то мостика через ручей, унесший от нее игрушечную шхуну с алыми парусами, то стойку в кабаке, то стол в замке Греев. Декорации дополняют пол лодки, стул и игрушечные парусники, установленные на авансцене. 

На задней стене сцены – экран, на который транслируются морские пейзажи с чайками и шхунами и без оных. 

На пресс-конференции молодой режиссер сказал: «Как любое классическое произведение, оно («Алые паруса», – прим. авт.) громадно по своей сути, по тому, что там заложено. В нем всегда можно найти что-то новое и ставить по-разному». 

Он предложил свое, оригинальное прочтение хорошо известной повести Александра Грина. У Максима Булгаков главный герой – не Ассоль и не Артур Грэй, а отец юной героини – моряк Лонгрен. История показана через призму его восприятия, его переживаний. Режиссер даже вводит в спектакль героиню другого произведения писателя – Фрези Грант из «Бегущей по волнам». Она – альтер эго Лонгрена, его внутренний голос, путеводная звезда, дарящая надежду. 

Это к Лонгрену в шлюпку спустилась закутанная в темный плащ женская фигурка. Это ему она помогла не потерять веру в спасение среди бушующих волн. И только Фрези Грант может поверить отец свои тревоги и заботы. 

Главным же антагонистом Лонгрена в спектакле выступает не старший и не младший Меннерс, а собиратель песен, преданий, легенд и сказок Эгль. В спектакле он – отвратительный бродяга, зло подшучивающий над несчастным ребенком, дающий ей напрасную надежду на несбыточное. И если бы не чудо, приведшее к Ассоль Артура Грэя, неизвестно, чем бы закончилась эта история. 

А, может, это Фрези Грант помогла дочери Лонгрена? Ведь главный посыл, который передает читателям «Бегущей по волнам» этот персонаж: не ждите чуда, творите чудеса своими руками. 

К режиссерским просчетам можно отнести излишне затянутые монологи, не свойственные для мюзикла, выбивающиеся из жанра и нарушающие динамику спектакля. Причем один из них – историю знакомства с Фрези Грант Лонгрен рассказывает в самом начале первого акта. А ведь можно было поведать ее языком музыки и хореографии. 

Самые слабые звенья спектакля – драматургическая и музыкальная составляющие. Главный дирижер театра Вадим Перевозчиков рассказал, что музыку Васалатий и Кондратюка выбрали, потому что она «свежая и адресованная молодому слушателю». На самом же деле эта музыка несовременная (в худшем понимании этого слова) и совершенно не запоминающаяся, что совершенно неприемлемо для мюзикла. Даже целая команда аранжировщиков не смогла спасти ситуацию. 

В драматургическом же материале самое лучшее, что есть – великолепные тексты самого Грина. Драматург обошелся с сюжетной линией весьма вольно. Так, из постановки исчезла история взросления Артура Грэя, «отделки щенка под капитана». 

Без этого Артур – не опытный морской волк, с младых ногтей, юнгой начавший постигать науку мореплавания, а мальчик-мажор, на папины деньги купивший шхуну и капитанскую должность. И как-то не очень верится в глубокое чувство, вдруг вспыхнувшее в нем к Ассоль. Странно, что режиссер не почувствовал это. 

И алые паруса Грэй выбирает почему-то в китайской лавке (дань современности?). 

А. Вратарев – автор слов к многим шлягерам. В частности – к «Шлепкам» украинской поп-дивы Оли Поляковой. И в этом мюзикле он радует зрителя оригинальностью идей и свежестью рифм на уровне пресловутых «Шлепок». Папуасы у него «танцуют дикий джаз», Вратарев смело рифмует «чайки белые – не загорелые», капитан – океан, тайфун – Нептун. В общем, когда оркестр музыкой перекрывает голоса хора и солистов, становится как-то легко на душе. 

А оркестр под управлением дирижера-постановщика и солиста театра Владимира Кондратьева наяривает что есть силы. Хорошо играет, к пуговицам претензий нет. Только слишком громко. Если учесть, что эта первая работа В. Кондратьева как дирижера-постановщика, будем считать, что недоработка вполне допустимая. И исправимая. 

К слову, М. Булгаков использовал талант Кондратьева вокалиста и артиста весьма оригинально и уместно. Дирижер то подыгрывал артистам на сцене, выбрасывая в сцене рыбалки Летики из оркестровой ямы рыбу прямо в руки Алексею Коннову. То изображал чайку, выскакивая на сцену и исполняя сольные партии. Причем в одной из них сам аккомпанировал себе на фортепьяно. Одним словом – это было абсолютно фееричное шоу. 

К еще одной несомненной удаче театра можно отнести детей – воспитанников студии «Театральная продленка», принимавших участие в спектакле. Напомним, на сцене девять Ассолей (по три исполнительницы в трех составах, играющие 5-ти, 10-летнюю и взрослую героиню) и шесть Артуров Грэев. Три их них играют 10-летнего героя. Младшей из маленьких исполнительниц пять лет, старшей – 17. Дети поют, танцуют, играют на уровне со взрослыми актерами, абсолютно не уступая им. 

В целом же, при всех недостатках спектакль получился и наверняка будет пользоваться успехом у зрителей. Очевидно, Грина испортить очень трудно… 

Фото Олега Владимирского.

22.12.2016 — Журнал «Український театр», № 4, 2016

Отпусти народ мой!

14.11.2016 — Леонид Кучеренко

Бал в честь королей

19.11.2015 — Леонид Кучеренко

Как важно быть немножко ведьмой!

26.12.2014 — Галина Марьина

«Царевна-лягушка» на новый лад

01.03.2013 — Вечерняя Одесса

65-летие театра